192.168.0.1 Пресса
авантюрные и приключенческие рыцарские романы в жанре фэнтези - Гай Юлий Орловский
 

Пресса

ПАРЕНЬ ИЗ НАШЕГО МИРА
   В последние годы схема «наш человек в фэнтези» стала настолько популярной, что многими уже воспринимается, чуть ли не как закон жанра. Бот и приключения Ричарда Длинные Руки начались с того, что обычный парень Дима вдруг оказался в глухом средневековье с рыцарями, разбойниками и нечистой силой... Дальнейшее развитие событий, на первый взгляд, вполне укладывается в рамки стандарта. Первое ошеломление, «врастание» в новый мир, стремительный карьерный рост, верные друзья, сильные враги, прекрасные женщины... в общем, как раз то «чтиво», от которого скоро начнут шарахаться одни любители жанра, но которого упорно требуют другие.
   Ну, а если вглядеться более пристально?
 
Дима, Дик, Ричард...
 
   Даже при более пристальном рассмотрении канва событий выглядит банально. Очнулся в чистом поле — и тут же ввязался в драку. Спас принцессу, прибился к ее отряду («по крайней мере, надо побыть под защитой их мечей и их рыцарской спеси, пока не соображу, что со мной, куда я попал и как выбраться»), оказался полезным спутником, выдвинулся в оруженосцы — а там уж, как говорится, дело техники. Справляться с многочисленными встречными недругами помогают бессистемные, но обширные знания, быстрые рефлексы и непременное магическое оружие. Друзья найдутся, враги приложатся, любовь тоже придет, а как иначе... Вторая книга — рыцарь, третья — паладин, в четвертой — полноправный феодал с замком и вассалами, в седьмой — виконт, впереди уже маячит графский титул...
Необычно другое. Традиционная для жанра борьба Света и Тьмы лежит строго в рамках христианства. Никаких Темных Властелинов и прочей разномастной шушеры. Бог и Сатана. И — люди, в чьих душах идет война Добра и Зла. Очень быстро оруженосец Дик осознает, что очутился в мире «духовного экшена», в мире, где нейтралитета не дано, ведь каждое деяние — или недеяние! — совершается либо во имя Господа, либо во имя Сатаны.
   И что тут прикажете делать закоренелому атеисту? Как реагировать, когда встречный священник спрашивает с жалостью: «Почему твоя душа мертва, как придорожный камень?». Сколько ни пожимай плечами, сколько ни бормочи: «У нас все так живут», но сравнение  мира  «общечеловеческих ценностей» и мира ценностей истинно человеческих (таких, как честь, достоинство, верность, милосердие) — не в пользу первого. Привыкнув быть, как все, жить умом и стыдиться благих порывов, Дик поначалу просто мимикрирует. Но здесь «быть как все» значит: не предавать, стремиться к чистоте души, помнить, что главное — победить не врага, а себя.
   Дик заставляет себя делать «как надо, а не как хочется» — хотя бы ради того, чтобы не ударить в грязь лицом перед друзьями. Выполняет, проявив чудеса храбрости и удачливости, несколько почти невыполнимых поручений. От книги к книге все больше проникается как рыцарской моралью, так и феодальными замашками, входит в роль «адвоката, прокурора и судьи в одном лице» — да еще как входит! Вступается за слабых, наказывает негодяев, восстанавливает справедливость, уж и сам производит верных вассалов в рыцари...
 
Порядок чтения
  1. «Ричард Длинные Руки».
  2. «Ричард Длинные Руки — воин Господа».
  3. «Ричард Длинные Руки — паладин Господа».
  4. «Ричард Длинные Руки — сеньор».
  5. «Ричард де Амальфи».
  6. «Ричард Длинные Руки — властелин трех замков».
  7. «Ричард Длинные Руки — виконт».
  8. «Ричард Длинные Руки — барон».
  9. «Ричард Длинные Руки — ярл».
Чудеса и тайны
 
   Необычен и приютивший Дика мир. Он вырос на развалинах могучей цивилизации, летавшей к звездам, овладевшей неслыханными энергиями и технологиями... и, видимо, погубившей себя в серии войн и катастроф. Необжитые места здесь пересекает железная дорога, на древней стене изображены боевые роботы, в полуразрушенном замке все еще работает дверь на фотоэлементах, а вызванного магом демона можно подчинить, сменив пароль. И пугающая местных жителей «чертовщина» насквозь понятна тоскующему по родному компу сэру Ричарду. Неудивительно, что его тянет на занятый Тьмой Юг, ведь Тьма здесь — прежде всего магия, то есть сохранившиеся древние знания.
   Однако сколько бы ни твердил Дик привычную истину, что нет знаний хороших и плохих, а есть хорошие и плохие руки, в которые попадают эти знания, — жизнь его опровергает. В мире, где активно действуют Дьявол и его приспешники, знания слишком часто оказываются всего лишь ступенькой к власти, а значит — одним из соблазнов, влекущих людей на сторону Зла. И, потихоньку разбираясь с попавшими ему в руки древними артефактами и приспосабливая их под свои нужды, не идет ли Ричард прямиком в ловушку Сатаны? Во всяком случае, кое-кто из его друзей — и врагов! — в этом уверен.
   Но, кроме магии, в этом мире есть еще и чудеса. В чем разница, спросите вы? Магия доступна любому. Чудеса творит вера. И чем больше, так сказать, уровень святости, тем сильнее будет чудо. Впрочем, у Ричарда и на чудеса свой, «технологический» взгляд...
 
Между Светом и Тьмой
 
   Ускорителем «духовного экшена», как ни странно, служат для сэра Ричарда беседы с Сатаной. Да-да, князь Тьмы — кстати, весьма тонкий собеседник! — регулярно встречается с героем, открыто говорит о своей в нем заинтересованности и даже не скрывает, что именно он перенес Диму в этот мир — правда, по согласованию с «Той Стороной». Сатана выступает за прогресс, сословное равенство, всеобщее образование и прочие естественные для нашего мира ценности, а сэр Ричард нужен ему, прежде всего как человек, ясно представляющий путь прогресса. «Все больше убеждаюсь, — говорит он, что в вашем мире я победил давно и прочно», — и Дима склонен с ним согласиться. Но не потому ли в этом мире он упорно отвергает все предложения Искусителя?
   Сатана играет с героем, как кошка с мышкой. Ах, ты стал рыцарем? — прекрасно! Паладином? — я того и добивался! Владельцем замков, сел и деревень? «хотите вы или нет, сэр Ричард, но вы идете по моему пути!». И чем настойчивей  Ричард спорит с Сатаной, тем в большем напряжении остается читатель ведь все мы знаем, куда ведут благие намерения...
   Впрочем, святой Тертуллиан (который тоже не прочь пообщаться с Ричардом) уверен, что Дик, отвергая Бога, тем не менее, следует Его путем. А сам Ричард периодически заявляет, что не нуждается в том, чтобы ему вытирали сопельки и водили за ручку — ни Бог, ни Сатана. И если, в самом деле, Ричарду суждено привести к победе одну из сторон — то кого?
   И — в чем будет заключаться эта победа? Ведь главный бой идет за душу самого героя... и не одержал ли уже Ричард главную свою победу, открыто заявив Сатане: «Я верю в Бога, и, надеюсь, он верит в меня»?
   Однако в очередной книге сериала Ричард отправится на Юг, в те самые земли, куда давно приглашает его учтивый собеседник, планы которого очень непросто разгадать. Что ждет там нашего героя? Скоро мы это узнаем. ЯР
 
Засекреченный Орловский
 
   С 2001 года в издательстве «Эксмо» вышло 8 романов, автором которых значится Гай Юлий Орловский. Книги о Ри­чарде Длинные Руки расходятся, как горячие пирожки. Но при этом встретиться с автором или хотя бы взять короткое интервью по телефону остается для журналистов несбыточной мечтой.
   —  Гай Юлий Орловский? Да, он у нас издается. Интервью? К сожалению, это невозможно, — ответили нам в пресс- службе издательства.
   —  Никто из нас с г-ном Орловским никогда не встречался. Рукописи получаем по электронной почте. Гонорары выплачиваем по анонимной карте. Острой необходимости общаться с автором лично не возникало, хотя, конечно, нам тоже любопытно, — прокомментировал  ситуацию редактор отдела фантастики Дмитрий Малкин.
   Не исключено, что Гай Юлий — коллектив авторов, но интуиция подсказывает иное. Поклонники творчества Орловского уверены, что под этим именем скрывается кто-то из известных фантастов. Чаще других называются имена писателей, работающих в том же жанре, что и Орловский: Ника Перумова, Романа Злотникова, Юрия Никитина... Самый популярный «подозреваемый» — Никитин: ведь именно в его повести «Псевдоним» имеется персонаж Гай Юлий Орловский. С другой стороны, зачем автору, желающему сохранить инкогнито, давать намек столь очевидный? Скорее это напоминает попытку пустить по ложному следу. Не стыкуется с этой версией и другое соображение: если писателю очень хочется уйти в тень, то куда уж дальше: Никитин и без того не общается с журналистами, не «светится» на тусовках, появляясь лишь на осенней книжной ярмарке.
   Есть и другое мнение: писателю, уже зарекомендовавшему себя в фэнтези, незачем прятаться под псевдонимом в том же жанре, и в данном случае «развлекается на стороне» кто-то из популярных авторов более «сложной» фантастики. Возможно, кто-либо из мэтров захотел попробовать себя в новом амплуа, но побоялся разочарования читателей или возражений издательства.
   Не исключен и вариант сокрытия под звучным псевдонимом человека в литературе нового; тут уж резоны могут быть самые разные, от нежелания «светиться» на основном месте работы и до известности в совсем другой области... Но, какая бы из этих версий ни оказа­лась правильной, успех пришел — и, кажется, самое время раскрыть инкогнито... ан нет.
 
Алла Гореликова
  

назад

Какую художественную литературу, кроме фантастики, вы регулярно читаете?
Читаю только фантастику
Мистику и ужасы
Детективы
Исторические романы
Интеллектуальные романы
Классическую литературу
Дамские романы
Читаю все подряд
Вообще ничего не читаю

результаты »»»
Электронные фэнтези-книги Гая Юлия Орловского на ЛитРес
КнигиОб автореНовости и слухиПрессаФорумКонкурс
Rambler's Top100
Карта сайта Copyright © 2018 Издательство «Эксмо»